Могут ли использовать для подтверждения нарушения видео?

Кинопоказ в суде: когда видеозапись является доказательством

Не так давно Президент России Владимир Путин подписал закон о поправках в КоАП РФ, которые сняли неопределенность в вопросе об использовании материалов фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, а также сведений, размещенных на иных носителях информации, в качестве доказательств по делам об административных правонарушениях (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Так, теперь фактические данные, зафиксированные указанными способами, признаются документами и выступают в качестве доказательств по административным делам (п. 2 ст. 26.7 КоАП РФ). По задумке авторов закона эти изменения должны решить проблему, когда судьи определяли по своему усмотрению приобщать ли к делам записи видеорегистраторов и иные подобные свидетельства или нет. Правда, пока поправки коснулись только административного судопроизводства – в АПК РФ, ГПК РФ и УПК РФ действуют правила, согласно которым решающий голос в вопросе об использовании для вынесения решения по делу сведений, закрепленных при помощи различных технических средств, остается за правоохранительными органами и судом (ст. 64, ст. 89 АПК РФ, абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, ч. 2 ст. 84 УПК РФ). Отметим, что в Госдуме в настоящее время обсуждаются аналогичные инициативы 1 , согласно которым суды могут обязать рассматривать материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи в качестве доказательств в судебном процессе.

На первый взгляд может показаться, что бесспорное отнесение законом видеозаписи к источникам, содержащим сведения по делу, позволит участникам судебного процесса, опираясь на сделанную запись, безусловно отстоять свою позицию. Однако такой подход не вполне справедлив. Проблема доказывания тех или иных фактов в суде напрямую связана с допустимостью используемых при этом доказательств. К примеру, ст. 60 ГПК РФ устанавливает запрет на использование доказательств, полученных с нарушением действующего законодательства – такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Аналогичные правила содержатся и в ст. 68 АПК РФ, и в ст. 75 УПК РФ, а также в ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ и ч .1 ст. 61 КАС РФ. Таким образом, произвести видеозапись того или иного события и отнести отснятый материал в суд – это только полдела. Самым главным условием легализации видеоматериала, то есть придания ему доказательственной силы, является соблюдение требований законов во время осуществления записи. Рассмотрим, в каких рамках должен действовать гражданин, собирая видеодоказательства.

Все средства хороши?

Конституция РФ гарантирует гражданам России право “искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом”, а также право на судебную защиту прав и свобод (ч. 4 ст. 29, ст. 46 Конституции РФ). При этом под информацией понимаются сведения (сообщения) независимо от формы их представления (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” (далее – Закон № 149-ФЗ). Кроме того, согласно п. 2 ст. 45 Конституции РФ, граждане вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одновременно гражданское законодательство допускает самозащиту гражданских прав (абз. 8 ст. 12 ГК РФ). В то же время право на самостоятельную защиту прав не абсолютно. “Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения”, – говорит закон (абз. 2 ст. 14 ГК РФ). Между тем ГК РФ не ограничивает круг возможных действий гражданина, при помощи которых он может защитить принадлежащие ему права. Так, в качестве одной из форм самозащиты может выступать и видеосъемка, как способ доказывания факта нарушения права. При этом значение будет иметь лишь отсутствие несоразмерного вреда, причиненного нарушителю съемкой, и наличие оснований для применения данного способа защиты прав – нарушение принадлежащего гражданину права (постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 сентября 2014 г. № С01-942/2014 по делу № А41-37813/2013).

Всеволод Аргунов, доцент кафедры гражданского процесса МГУ имени М.В. Ломоносова, адвокат Московской областной коллегии адвокатов (Филиал № 91 МОКА), к. ю. н.:

“Режим видеозаписи как средства доказывания различен в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессах. От этого напрямую зависит порядок их представления, исследования, оценки, хранения и возврата сторонам. В целом различия заключаются в разном подходе к природе видеодоказательств. К примеру, в ст. 89 АПК РФ они обозначены как “иные документы и материалы”, в ст. 84 УПК РФ – как “материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи”, что юристами трактуется как их отнесение к письменным или вещественным доказательствам. Однако наиболее ценный и перспективный подход, на мой взгляд, реализован в ГПК РФ и КАС РФ, где аудио- и видеозаписи имеют собственный правовой регламент. Такой подход позволил создать достаточно прозрачный и понятный механизм вовлечения таких записей в процесс в качестве доказательств. УПК РФ, КоАП РФ, АПК РФ в этом смысле следует признать “отстающими”, так как, по сути, самостоятельного регламента этого вида доказательств они не содержат”.

Как правило основную сложность при самозащите права путем создания доказательств вызывают случаи, когда объектом съемки выступает человек. Практика легализации таких материалов крайне противоречива. В первую очередь это связано с тем, что Конституция РФ защищает право на неприкосновенность частной жизни и не допускает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни граждан без его согласия (ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ). В частности, за нарушение неприкосновенности частной жизни предусмотрено наказание вплоть до двух лет лишения свободы (ч. 1 ст. 137 УК РФ). Кроме того, бытует мнение, что любая съемка человека является незаконной, если на это не было получено от него согласия. Так, согласно ГК РФ, изображение гражданина – это особо охраняемое и принадлежащее гражданину от рождения нематериальное благо (п. 2 ст. 150 ГК РФ). Право на охрану изображения гражданина закреплено в ст. 152.1 ГК РФ, в силу которой обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с согласия этого гражданина. В то же время, такое согласие не требуется в случаях, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах – например, в ходе просмотра видеозаписи судьей, либо изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения (подп. 1-2 п. 1 ст. 152.1 ГК РФ, п. 44 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”). Таким образом, очевидно, что запись, сделанная при помощи камеры видеонаблюдения, установленной, например, в магазине, или автомобильного видеорегистратора, не нарушает прав граждан и скорее всего будет принята судом в качестве доказательства (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25 апреля 2016 г. № 08АП-1065/16, апелляционное постановление Псковского областного суда от 30 марта 2016 г. по делу № 22-174/2016).

Другое дело – материалы, полученные в результате скрытой съемки, не говоря уже о видеодоказательствах, полученных в приватной обстановке, например, в жилище. Судебная практика легализации таких видеоматериалов неоднозначна. Так, суды отмечают, что доказательства, полученные в результате видеосъемки скрытой камерой незаконны, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 августа 2013 г. по делу № 33-2948/2013). Вместе с тем нередко суды признают право на ведение скрытой съемки, как соразмерный и допустимый способ самозащиты, который отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств, однако при условии, что при этом не была нарушена личная или семейная тайна (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2013 г. № 15АП-11730/13 по делу № А32-12818/2013, апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 10 июля 2012 г. по делу № 33-8799/2012, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 16 января 2012 г. по делу № 33-142/2012). Кроме того, не следует забывать, что не только факт скрытой съемки может свидетельствовать о нарушении закона, но и технические средства видеозаписи сами по себе могут быть незаконными. Более того, УК РФ предусматривает уголовную ответственность за приобретение, изготовление и продажу специальных технических средств, предназначенных для получения негласной информации (ст. 138.1 УК РФ). Например, состав преступления может образовать камуфлирование видеокамеры под пожарный датчик, зажигалку часы и т. д.

Слово за экспертом

Не менее важной для суда характеристикой видеозаписи, помимо допустимости, является ее достоверность. Как рассказал порталу ГАРАНТ.РУ эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО “Судебный эксперт” Георгий Черепенько, в случае, если у судьи возникли сомнения в том, что видеозапись не подвергалась монтажу и является подлинной, ее достоверность может быть подтверждена, например, заключением эксперта, полученным в результате исследования видеосвидетельства. Так, круг проблем, решаемых видеотехнической экспертизой, достаточно широк и включает в себя вопросы, связанные как с обстоятельствами, зафиксированными на исследуемой видеозаписи, так и с техническими особенностями самой видеозаписи, способом ее получения и т. д. Инициатор проведения такого исследования может вынести на разрешение эксперта любой вопрос, связанный с данной видеозаписью и имеющий значение для рассматриваемого судом дела. Кроме того, специалист, пользуясь правом экспертной инициативы, может переформулировать его наиболее подходящим образом. Сама процедура исследования, добавляет эксперт, обычно не занимает много времени – как правило эксперту требуется на ее проведение от трех дней до двух недель. При этом, уточняет Георгий Черепенько, стоимость видеотехнической экспертизы записи длительностью до 10 минут составляет обычно около 15 тыс. руб.

Если обстоятельства не позволяют оперативно передать видеозапись для проведения экспертизы, или непосредственно в суд, носитель с записью можно поместить на хранение в банковскую ячейку, впоследствии доступ к которой будет получен в соответствии с постановлением суда. Дата и время помещения записи на хранение будут зафиксированы сотрудниками банка.

Между тем вердикт специалиста зависит от множества факторов. По словам Георгия Черепенько, основными обстоятельствами, влияющими на выводы эксперта, которые впоследствии могут стать основой для признания видеоматериала судом подлинным, принято считать достаточность в представленных на экспертизу материалах. То есть продолжительность видеозаписи и ее качество и иные технические особенности должны позволить произвести исследование. Для максимального снижения вероятности неопределенного вывода, а также для того, чтобы заключение эксперта имело наиболее весомое обоснование рекомендуется представить всю имеющуюся по исследуемой видеозаписи информацию и проинформировать его об обстоятельствах дела. В некоторых случаях может потребоваться представить для исследования само устройство, на которое производилась видеозапись. Если же выполнить это требование невозможно, рекомендуется сообщить все имеющиеся сведения о его технических характеристиках. Кроме того, наличие необходимой технической базы также влияет на мнение специалиста. “При проведении таких исследований нередко требуется привлечение специалистов не связанных с криминалистикой: сотрудников киностудий, звуко- видеорежиссеров и т. д.”, – добавляет эксперт-криминалист.

Читайте также:  Сколько раз получают налоговый вычет по законам РФ?

Георгий Черепенько, эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО “Судебный эксперт”:

“Нередко выводы эксперта об отсутствии признаков монтажа в исследуемых видеозаписях носят вероятностный характер. То есть эксперт не в состоянии однозначно ответить на вопрос о подлинности представленных ему на исследование видеоматериалов. Обычно это объясняется техническими особенностями исследования видеоматериалов, а также большим количеством способов и методов их фальсификации. В таких случаях эксперт не в состоянии ответить на поставленный вопрос и вынужден признать влияние на результаты исследования “неизвестного науке фактора.

Если эксперт все же затруднился дать однозначный ответ, можно ходатайствовать перед судом о назначении дополнительной экспертизы. Необходимость проведения именно дополнительной экспертизы продиктована тем, что, согласно требованиям закона повторная экспертиза проводится по тем же материалам, что и первичная, а этого недостаточно для более глубокого исследования (ч. 2 ст. 87 ГПК РФ, п. 2 ст. 87 АПК РФ, ч. 2 ст. 207 УПК РФ, ч. 2 ст. 83 КАС РФ). При проведении дополнительной экспертизы можно представить иные материалы в дополнение к имеющимся. Например, можно представить эксперту техническое устройство, на которое была произведена (или предположительно на которое была произведена) исследуемая видеозапись. Нередко наличие устройства записи становится важным обстоятельством для однозначного вывода эксперта”.

Для повышения вероятности признания судом записи подлинной важно, чтобы она попала в руки специалиста как можно раньше, то есть период времени, в течение которого видеозапись находится у заинтересованного лица, был как можно более коротким. Как пояснил Георгий Черепенько, это требование объясняется современными возможностями злоумышленников выполнить высококачественный монтаж. “Технически невозможно в течение одного или двух дней качественно смонтировать 20-минутную видеозапись с частотой кадра в 25 кадров в секунду, однако это становится возможным за больший отрезок времени, например за месяц”, – объясняет эксперт. Так, самым распространенным видом модификации видеозаписей является “вырезание” отдельных фрагментов видеоматериала или изменении последовательности аудио- и видеоряда. Между тем некоторые современные средства видеофиксации позволяют встроить в метаданные видеозаписи электронную подпись, и это существенно повышает вероятность легализации самой видеозаписи судом, добавляет эксперт.

Анастасия Рагулина, директор Юридической группы “Яковлев и Партнеры”, доцент МГЮУ имени О.Е. Кутафина, к. ю. н.:

“Чаще всего суд отклоняет видеодоказательства из-за плохого качества видеозаписи, поскольку невозможно установить лица и предметы, изображенные на них. Если суд отклонил видеозапись, следует привлечь эксперта к ее исследованию. По результатам экспертизы специалист сделает заключение, которое суд уже не сможет игнорировать. Однако не стоит думать, что привлечение эксперта – это панацея. Здесь все зависит от квалификации эксперта и учреждения, на базе которого проводится экспертиза. Например, в одном достаточно резонансном деле видеозапись, которая была цветной, экспертом признана черно-белой. Результатом этого стало признание судом видеозаписи “недопустимым доказательством”, и, по мнению специалистов, невиновный человек был осужден”.

С готовой записью в суд

Регламент представления видеозаписи в качестве доказательства по делу довольно четко прописан в ГПК РФ и КАС РФ (ст. 77 ГПК РФ, ч. 1 ст. 76 КАС РФ). Так, представляющая видеодоказательство сторона должна указать точные дату и время съемки, перечислить лиц, ответственных за ее проведение, условия съемки – наименование оборудования, при помощи которого произведена съемка, носителя данных, указать режим съемки, настройки оборудования. К примеру, для того, чтобы видеозапись автомобильного регистратора наверняка получила доказательственное значение по гражданскому делу о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, Всеволод Аргунов рекомендует представить ее на определенном материальном носителе, указав его конкретную марку и серийный номер (если имеется). Кроме того, юрист рекомендует сообщить суду следующие сведения: марку видеорегистратора, режим его работы (дневной, ночной, настройки цветопередачи, если использовались, режим записи – количество кадров в секунду); сведения о лице, производившем съемку; место установки регистратора в машине, время съемки, погодные условия съемки (ясно, дождь, снег и т. д.); обстоятельства, зафиксированные на записи, и имеющие значение для рассмотрения дела (например, номера транспортных средств, дорожную разметку, действия участников ДТП и т. д.). Также важно доказать факт соблюдения лицом, ответственным за съемку, прав иных лиц, попавших в поле зрения камеры – как правило, выполнить этот пункт сложнее всего, отмечает юрист. Только при наличии этих сведений суд сможет принять предъявленное видеодоказательство и объективно вынести решение по делу.

Доступность фото- и видеотехники для обычных граждан в последние годы возросла скачкообразно – сейчас довольно сложно найти человека, который не владел бы тем или иным записывающим устройством. Если еще в прошлом десятилетии случаи использования видеодоказательств в суде были единичными, то теперь ситуация в корне переменилась. Так, сейчас редкое дело о нарушении ПДД рассматривается без исследования видеозаписи, сделанной как сотрудником ГИБДД или стационарной камерой видеонаблюдения, так и самим нарушителем, либо другими участниками дорожного движения. Это же относится и к гражданским делам о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП.

В то же время ряд экспертов отмечает невысокую приспособленность процессуального законодательства для эффективного использования видеозаписей как судебных доказательств, в частности, по уголовным делам и делам об административных правонарушениях. В этом они видят, помимо прочего, и поле для злоупотреблений. Так, по мнению Всеволода Аргунова, последние поправки в КоАП РФ по сути не вносят ничего нового в правовой режим видеозаписей по делам об административных правонарушениях. “Отсутствие в КоАП РФ специального регламента собирания, предъявления и оценки видеозаписей, как и в уголовном процессе, отдает вопросы их процессуального вовлечения и использования в суде полностью на усмотрение конкретного судьи, что нельзя признать оптимальным. Поэтому оба эти кодекса требуют серьезной доработки по модели ГПК РФ и КАС РФ, где в отношении таких доказательств закреплен хотя бы минимальный набор объективных требований, которые понятны и необходимы не только участникам процесса но и суду”, – полагает эксперт.

Тем не менее анализ законодательства и судебной практики говорит, что видеозапись все же является достаточно эффективной формой самозащиты прав и при правильном закреплении видеодоказательств, они признаются судом допустимыми, относимыми и достоверными.

Должен ли инспектор ДПС предъявлять доказательства нарушения?

Содержание статьи

Согласно действующему законодательству, а в частности, ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ, инспектор ГИБДД, остановивший водителя за нарушение правил ПДД и составивший соответствующий протокол о таком нарушении, обязан ознакомить со всеми материалами дела водителя остановленного транспортного средства. Стоит учесть тот факт, что инспектор ГИБДД до момента возбуждения дела об административном правонарушении может только указать, на каком основании было остановлено транспортное средство, а предоставлять доказательства в данном случае не обязан. Лишь после того, как административное дело будет возбуждено, ознакомление водителя с его правами и материалами дела входит в прямую обязанность сотрудника инспекции.

Важно! Административное дело считается возбужденным с момента составления протокола осмотра места происшествия, об административном правонарушении.

Доказательства являются неотъемлемой частью дела об административном правонарушении, поэтому при первом требовании сотрудник ГИБДД, составивший протокол, обязан их предоставить водителю. Учитывая этот факт и прямые указания ст. 25.1 КоАП РФ, водитель вправе также заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, давать объяснения. Если инспектор отказал водителю в предоставлении доказательств по делу, то следует данный факт перед подписанием протокола об административном правонарушении обязательно прописать. Укажите, ссылаясь на ст. 25.1 КоАП РФ, что вы ходатайствовали о предоставлении доказательств, но инспектор ГИБДД отказа без объяснения причин. Следует упомянуть и тот факт, что необходимо сразу же потребовать копию постановления после того, как она была подписана.

Как сотрудник ДПС должен доказать ваше нарушение?

Несмотря на то, что инспектор обязан предъявить водителю доказательства нарушения, он вовсе не обязан обосновывать их. Как бы парадоксально это не звучало, но это так. Презумпция невиновности КоАП РФ в части нарушений ПДД не действует. Водитель вправе обжаловать постановление о привлечении к административной ответственности в течение 10 суток, вот только доказывать свою невиновность придется самостоятельно в судебном порядке. Данная категория дел не облагается государственной пошлиной.

Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 22.03.2011 № 391-О-О суд подробнейшим образом разъяснил особый порядок доказывания предполагаемым нарушителем ПДД своей невиновности.

При этом стоит учитывать тот факт, что во всех случаях ограничения прав и свобод водителя сотрудник ГИБДД обязан разъяснить ему основание и повод такого ограничения, а также возникающие в связи с этим его права и обязанности. Данное правило установлено Приказом МВД России от 02.03.2009 № 185 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения».

Иногда фиксация нарушений правил ПДД происходит с помощью видео или фотосъемки, которые направляются в отделение ГИБДД, где уже по предоставленным материалам выносится постановление об административном нарушении в отсутствии водителя. В том случае, если водитель получил постановление о привлечении к административной ответственности с вложенными доказательствами фото или видеофиксации по почте, следует обратить внимание на дату, когда было совершено правонарушение. Если за рулем принадлежащего водителю автомобиля и зафиксированного на фото или видеофиксаторе в момент нарушения правил ПДД находилось другое лицо, то следует обратиться с исковым заявлением в суд об оспаривании вынесенного постановления об административном правонарушении. Для этого водителю необходимо обеспечить в суд явку нарушителя ПДД, который может подтвердить его доводы.

Если водитель не хочет подставлять нарушителя, то можете, не беспокоится, так как срок давности привлечения к административной ответственности составляет 3 месяца (за исключением ст. 12.8,12.24, 12.26, 12.27, 12.30 КоАП РФ – тут срок давности 1 год).

Зачастую инспекторы ДПС сами нарушают федеральное законодательство, отказывая водителю в предъявлении доказательств, находящихся в материалах дела об административном правонарушении. В таких случаях не стоит поддаваться эмоциям, а просто укажите в протоколе, что Вы не согласны с вменяемым вам нарушением, заберите копию и направляйтесь в суд с исковым заявлением.

Если нарушение зафиксировано на фото или видеорегистратор, сотрудник ДПС обязан указать в протоколе, что нарушение фиксировалось при помощи технических средств видеорегистрации нарушений, обязательно указать название устройства, его номер и срок действия поверки по свидетельству, которое он также обязан показать водителю для сверки. Если же инспектор ГИБДД уклоняется от данных действий, то данное обстоятельство обязательно необходимо зафиксировать в протоколе.

Читайте также:  Можно ли не платить за капитальный ремонт по закону?

Учитывая, что регламент № 185 в п. 24 и п. 25 разрешает как водителю, так и сотруднику ГИБДД записывать разговор, при непредоставлении доказательств по требованию водителя, особенно если упоминалась видеосъемка, разговор может быть закончен.

Если водитель отказался от подписи в протоколе, так как не предоставили доказательства сотрудники ГИБДД, то такое действие в суде будет воспринято как признак виновности водителя. Лучше подписать протокол, но указать, что водитель не согласен с указанным правонарушением.

В случае, если в процессе разговора с инспектором ГИБДД водитель предполагает, что причина остановки является незаконной, следует напомнить сотруднику ДПС об его ответственности согласно ст. 12.35 КоАП РФ.

Доказывание – это самое сложное действие в судебном заседании, которое человеку, не имеющему юридического образования, в большинстве случаев не под силу. Но при этом стоить помнить, что четкое знание закона поможет при остановке транспортного средства не только грамотно действовать при общении с сотрудником ГИБДД, но и указывать на нарушения с его стороны для оспаривания вынесенного решения об административном правонарушении. Если у вас возникла похожая ситуация, незамедлительно обратитесь к автоюристу, который поможет урегулировать конфликтную ситуацию и поможет отстоять ваши законные интересы в суде. Наши специалисты готовы прийти к вам на помощь. Заполните форму обратной связи или обратитесь по указанным на нашем сайте телефонам.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует.

Как доказать подлинность видео для суда?

В настоящее время почти все автомобили оборудованы видеорегистратором. Камеры размещены в торговых центрах, офисных зданиях, школах и детских садах, на улице. У каждого гражданина в телефоне есть видеокамера. Все это позволяет быстро фиксировать обстановку на дорогах, противоправные действия других лиц. На практике возникает вопрос, может ли видео быть доказательством в суде, поскольку по многим судебным делам оно является главным подтверждением фактических обстоятельств.

Является ли видео доказательством в суде?

В гражданском, административном и уголовном процессе видеозапись принимается судьей наряду с другими доказательствами (абзац 2 части 1 статьи 55 ГПК РФ, часть 2 статьи 64 АПК РФ, часть 2 статьи 56 КАС РФ, часть 2 статьи 26.7 КоАП РФ, статья 84 УПК РФ).

В административном процессе

После внесения поправок в часть 2 статьи 26.7 КоАП РФ судьи обязаны приобщать видео к материалам дела (Закон от 26.04.2016 года № 114-ФЗ). До этого момента судья решал этот вопрос по своему усмотрению.

Так, Алтайский краевой суд признал недоказанным факт хищения банки кофе «Якобс Монарх» в торговом зале магазина ООО «Розница К-1», поскольку не была предоставлена запись с камер, сделанная в день совершения правонарушения (Решение от 04.04.2018 года по делу № 7-98/2018).

В гражданском процессе

В соответствии со статьей 55 ГПК РФ сведения о фактах, имеющих значение, могут устанавливаться при просмотре видеозаписи. Она предоставляется на электронном или ином носителе (статья 77 ГПК РФ). Судья, оценивая видеодоказательство по внутреннему убеждению, может его принять или отклонить.

Например, Свердловский областной суд признал достоверной запись, представленную в качестве подтверждения того, что ответчик препятствует истцу в пользовании квартирой, находящейся в их совместной собственности (Апелляционное определение от 28.11.2017 года по делу № 33-20101/2017).

В арбитражном процессе

АПК РФ относит видеодоказательство к иным материалам, имеющим значение для дела (статья 89). Как и в гражданском процессе, оно оценивается на основе всестороннего, объективного и полного исследования по внутреннему убеждению судьи.

Так, АС Амурской области принял в качестве доказательства запись, подтверждающую факт полного обрушения навеса, построенного подрядчиком. АС Дальневосточного округа оставил решение первой инстанции в силе (Постановление от 31.07.2018 года № Ф03-2794/2018).

В уголовном процессе

В соответствии со статьей 84 УПК РФ видеозапись расценивается в качестве иных документов. Может предоставляться как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. Она исследуется судьей в совокупности с показаниями потерпевшего и свидетелей, заключением эксперта, вещественными доказательствами.

Например, Мурманский областной суд принял запись, в которой зафиксирован факт дачи взятки. Она была учтена при вынесении приговора вместе с документами, фонограммами разговоров, показаниями потерпевшего (Приговор от 12.10.2012 года № 2-25/2012).

При каких условиях судья примет видео в качестве доказательства?

Видео считается доказательством в суде, если оно соответствует обязательным требованиям, предусмотренным законом. Лицо, предоставляющее видеодоказательство, должно указать точную дату и время съемки, условия съемки, перечень лиц, ответственных за ее проведение. Следует сообщить судье марку видеорегистратора, режим его работы.

В соответствии с процессуальным правом судья принимает видеозапись, если она отвечает следующим критериям:

Под относимостью понимают связь между записью и фактами, которые она подтверждает. Если такой связи нет, то видеодоказательство считается недействительным и неправомерным. Судья отказывает в принятии и не использует такой материал при вынесении решения.

При изучении видеозаписи в процессе судебного разбирательства применяется принцип допустимости. Она должна быть получена законным способом из надежного источника информации. Если видео предоставляется ненадлежащим субъектом или с нарушением закона, его не примут.

Видеоматериал признается достоверным, если содержащаяся в нем информация соответствует действительности. Если установлен факт фальсификации, он не принимается.

Как доказать подлинность видео для суда?

При предоставлении видеозаписи в судебное заседание другие участники процесса могут усомниться в ее оригинальности. Для исключения вероятности подделки проводится экспертиза, которая устанавливает подлинность и аутентичность, выявляет признаки монтажа.

В ходе экспертизы учитываются следующие моменты:

  1. Привязка к месту. Требуется доказать, что камера находилась именно в том месте и положении, а также с теми лицами, которые представлены на записи.
  2. Привязка к времени (срок легализации). Записывающая система должна сохранить внутри записи отметки во времени. Чем раньше видеодокательство представлено на экспертизу, тем выше вероятность его подлинности.
  3. Качество записи. Видео хорошего качества сложно подделать, поэтому важно использовать качественное оборудование.
  4. Длительность записи. Чем длиннее, тем больше к ней доверия, так как длинную непрерывную запись сложнее смонтировать.

Таким образом, нужно не просто снять на видео событие, имеющее значение для судебного дела. Важно сделать это правильно, чтобы не возникло сомнений в оригинальности видеодоказательства. Хорошо, если запись велась с нескольких камер.

Куда обращаться, если нужно установить подлинность видео?

Для того, чтобы подтвердить подлинность видеодоказательства, следует обратиться к судебному эксперту. Он является техническим специалистом и сможет достоверно утверждать о том, является ли переданная ему запись подлинной или подверглась изменениям.

Объектом экспертизы является видеоматериал любого происхождения (в цифровом или аналоговом виде). Запись может быть зафиксирована:

  • камерой наружного и внутреннего наблюдения;
  • видеорегистратором;
  • камерой мобильного телефона;
  • любительской видеокамерой;
  • прочим видеооборудованием.

По результатам исследования на основании Закона от 31.05.2001 года № 73-ФЗ выдается заключение. Оно принимается в качестве доказательства в суде подлинности видео.

Инспектор вменяет нарушение, а фото и видео доказательств у него нет – законно ли?

Привлечение без видео

Закон 2022 года чётко предписывает, что любое лицо является невиновным, пока его вина не доказана. Это распространяется и на уголовное право, и на административны нарушения. Казалось бы, ответ на вопрос, что делать, если у сотрудника ГИБДД нет фото и видеоматериалов в качестве доказательств нарушения, но тем не менее, он вменяет штраф или грозится лишением прав, достаточно прост: нет доказательств, нет и дела! Но не так всё просто, и есть в этом вопросе ряд тонкостей.

Если вина не доказана, то штраф или лишение незаконны

Никто из привлекаемых лиц не обязан доказывать свою невиновность, обвинительная сторона должна доказывать вину. То есть лицо не виновно, пока не доказано обратное.

Но работает это в отношении водителя не всегда. Исключением является фиксация на камеры, тогда, независимо от того, что собственник автомобиля мог и не быть за рулём, штраф выписывается на него в любом случае – даже при отсутствии его вины.

Из презумпции невиновности следует вроде бы логичный вывод о том, что если инспектор ДПС увидел нарушение, остановил водителя, составляет протокол и грозит передать его в суд для дальнейшего лишения или же выписывает постановление со штрафом, а никаких доказательств нарушения у него нет, то водитель считается невиновным.

А есть ли обязанность у сотрудника вести фото или видеосъёмку нарушений? Такой обязанности напрямую нигде не прописано. Административный регламент лишь предписывает, что видеозапись и фотографирование могут быть со стороны сотрудника ГИБДД, но не обязательно.

Какие штрафы чаще выписываются без доказательств?

На дорогах России в 2022 году фактическое отсутствие фото или видеозаписи нарушения у инспектора ДПС практикуется довольно часто. Чаще всего фигурируют такие нарушения и привлечения по ним:

  • штраф за непропуск пешехода, где у инспектора нет ни фото-/видеозаписи нарушения, ни показаний самого пешехода, ни свидетельских показаний,
  • лишение прав за пересечение сплошной – причём, речь идёт не только об обгоне через сплошную без подтверждения видеозаписью, но и выезде автолюбителя с перекрёстка, когда тот задевает сплошную,
  • штраф за ремень также с отсутствием доказательства нарушения,
  • проезд на красный (в ряде случаев предусматривает в том числе лишение права управления),
  • и даже превышение скорости без фиксации специальным радаром.

Обязан ли сотрудник ГИБДД показать видео нарушения?

Вот мы и подошли к главному ответу на наш вопрос о неимении доказательств в виде фотофиксации или видеозаписи нарушения водителем у сотрудника ГИБДД – насколько это законно?

Инспектор не обязан показывать видео нарушения. Такой обязанности просто нигде в законе прямо не прописано. В данной ситуации есть водитель – лицо в отношении которого инспектор ведёт дело, и рассматривающий дело – непосредственно сам инспектор. Если нарушение подпадает под лишение прав, то сотрудник ДПС уполномочен только возбудить дело протоколом, а рассматривать такое дело может только суд, куда инспектор и передаёт составленный протокол и при необходимости другие бумаги, указав в них все обстоятельства нарушения.

И в обязанности инспектора входит в том числе приобщить к делу доказательства нарушения – записать в протоколе об их наличии. В постановлении он может ничего не писать. Но, если водитель не согласен с вменяемым ему нарушением, то протокол должен составляться в обязательном порядке (ч.2 ст. 28.6 КоАП), где и может (но не обязательно) указываться наличие доказательств. При этом, водителю в протоколе обязательно нужно указать: “С вменяемым мне нарушением не согласен, требуется помощь защитника“. Это существенно поможет при обжаловании.

Если в материалах дела доказательства не фигурируют, то судья или рассматривающее дело высшее должностное лицо всё же чаще принимают принесённые инспектором на слушание дела или на разбор доказательства в виде фото или видеозаписи нарушения (ч.1 ст. 26.2 КоАП).

Читайте также:  Как оформить передачу денег между физическими лицами?

Но вот водителю предъявлять и показывать по его требованию фото или видео нарушения инспектор не обязан и в таком требовании может отказать. При этом, это вовсе не значит, что видео или фотодоказательств у него нет, просто для дальнейшего разбора, вероятно, запись будет обрезана, чтобы выдать только нужные и удобные инспектору фрагменты.

Можно ли обжаловать штраф, если нет видео или фотодоказательств?

Вообще, обжаловать можно любое постановление в течение установленного срока. Но не всегда это венчается успехом для водителя – всё зависит от оснований для обжалования. Что касается незаконности постановления ввиду отсутствия каких-либо доказательств, то здесь, увы, практика не на нашей стороне!

Есть презумпция невиновности, это мы обсудили выше. Но есть и присяга! Какая связь? Не очевидная. Дело в том, что на суде или при обжаловании штрафа фактически протокол является доказательством, как бы абсурдно это ни звучало, ведь протоколом лишь возбуждается дело, в нём делаются записи о нарушении. Какое же это доказательство?!

Но основание при вынесении решения о неудовлетворении жалобы автолюбителя чаще всего одно: нет оснований не доверять сотруднику полиции (в профессиональных кругах это используется даже как широко употребляемая аббревиатура: НОНДСП ), ведь он принимал присягу. А раз принимал присягу, значит, врать не может. Это звучит ещё абсурднее, но увы, практика на 2022 год такова. В РОИ даже поднималась соответствующая инициатива запретить такое основание в принятии решений судами.

Судебная практика

В Дагестане было отменено постановление мирового судьи о лишении прав за отказ от медицинского освидетельствования водителем за то, что единственное доказательство – видеозапись инспектора процедуры отказа водителя – получено недопустимым способом, потому что сотрудник ГИБДД не предупредил водителя о том, то ведётся видеосъёмка, что противоречит пункту 35 (в текущей редакции Приказа №664 – 38 пункта) Административного регламента.

Но самое главное судебное решение в вопросе наличия только протокола как доказательства нарушения и отсутствие показаний свидетелей, фото и видеоматериалов в деле, датируется 2018 годом и вынес его сам Верховный суд. Так, ВС РФ решил, что протокол не может являться доказательством в суде, и данных, указанных в нём, недостаточно для привлечения водителя к ответственности. И потому такое привлечение на основании только протокола незаконно.

Между тем, решениями верховных судов обязаны руководствоваться все нижестоящие инстанции.

Не гони, сосед снимает

Процедура не легкая, но, как ни странно, пользуется спросом. Видимо усталость от дорожного хамства уже превысила все нормы. Даже страх, что “стукачом” назовут, а то и встретят в глухой подворотне, не останавливает таких добровольных помощников ГИБДД. Хочется уже порядка на дорогах.

Защитники прав автомобилистов заявляют, что необходимо упростить систему. В ГИБДД считают, что в ныне действующих нормативных актах порядок рассмотрения таких обращений прописан четко и защищает интересы как тех, кто заявляет, так и тех, на кого заявления пишут.

Эта тема обсуждалась на прошедшем в Москве общественном форуме, посвященном организации и безопасности дорожного движения. Поводом для обсуждения послужил ролик про “народного гаишника”, как окрестили его в соцсетях, из города Ярославля. Марк Рицков, отправляясь на машине по своим делам, всегда включает видеорегистратор. Снятые на него сюжеты о нарушителях он выкладывает на YouTube. Некоторые – направляет в ярославское ГИБДД.

Как сообщил “РГ” заместитель начальника ГИБДД Ярославской области Антон Царев, сколько таких роликов он прислал, никто не считал. Несколько десятков. К тому же у него появились последователи. Еще человек пять стали регулярно присылать свои дорожные наблюдения. Все рассматриваются, и по некоторым выносятся постановления о привлечении нарушителей к ответственности.

Одной только съемки с видеорегистратора, чтобы наказать лихача, недостаточно. Требуется еще и заявление. Причем Марк пользуется электронной формой. На сайте ГИБДД есть специальная форма обращения. Ее необходимо заполнить, указав свои личные данные, место и время замеченного правонарушения, при этом сообщив, признаки какого именно нарушения были замечены, и номер машины нарушителя. К этому заявлению в качестве доказательства прикладывается видеозапись.

Далее уже начинается работа инспектора ГИБДД. Ему необходимо установить автомобиль, его владельца, а также выяснить, кто был за рулем в момент совершения нарушения. Для этого в подразделение вызывается, соответственно собственник автомобиля. В общем, проводятся различные процессуальные мероприятия, результатом которых становится вынесение постановления с соответствующим штрафом. Или не становится. Наиболее частая причина закрытия административного дела – невозможность установить водителя, который в момент нарушения был за рулем. Тем не менее, по заявлению Марка к ответственности был привлечен даже водитель рейсового автобуса, выехавший на встречную полосу, чтобы успеть проехать перекресток.

Как заявил на форуме лидер известного движения автомобилистов Петр Шкуматов, необходимость писать заявления, ставит возможность помощи ГИБДД со стороны других водителей под угрозу. Во-первых, тот, в отношении кого заводится административное дело, вправе с ним ознакомиться. В том числе и с заявлением, на основании которого дело возбуждено. Таким образом, он узнает личные данные заявителя и может разобраться с ним по-свойски. Во-вторых, это занимает большое количество времени. Лично он – Шкуматов – после отправки таких заявлений, неделю ходил в ГИБДД, как на работу. Его вызывали для проверки различных сведений, указанных в этом заявлении. Поэтому он предлагает, чтобы ГАИ рассматривало направленные к ним записи с видеорегистраторов без всяких заявлений.

На это замначальника Главного управления ОБДД МВД РФ Владимир Кузин ответил, что это будет возвращение к 37 году, когда по любой анонимке любого человека отправляли за решетку. Даже если гражданин выявил нарушение и зафиксировал его на видео, он должен действовать по закону. То есть писать заявление, на основании которого возбуждается административное дело, а запись прикладывается в качестве доказательства. Применить ту же схему, которая предусмотрена при выявлении нарушений с помощью приборов фотовидеофиксации работающих в автоматическом режиме, невозможно. Ведь эти приборы относятся к специальным, которые должным образом сертифицированы и проходят обязательную поверку.

Чаще всего “народные гаишники” выявляют такие нарушения, как поворот не из своего ряда, проезд на красный свет и движение по выделенной полосе для маршрутного транспорта.

Публикации

Сотрудники ГИБДД при ведении видеозаписи проверки водителя на опьянение должны соблюдать все положения закона и предписания инструкций. Иначе видеофиксация будет признаваться судом недействительным доказательством, а водитель — освобождаться от ответственности, указал Верховный суд (ВС) РФ в решении по жалобе автовладельца из Смоленской области.

ВС напомнил, что видеозапись является одной из гарантий обеспечения прав гражданина, которого привлекают к административной ответственности. Она делается с целью исключения любых сомнений о правильности и полноте фиксирования в протоколах результатов освидетельствования. Следовательно, автоинспекторы не должны пропускать видеофиксацию определенных процедур и тем более монтировать запись, отмечает ВС РФ.

Суть дела

Заявитель в жалобе указал, что его остановили сотрудники ГИБДД и заподозрили в управлении машиной в нетрезвом виде. Протокол об административном правонарушении и акт об освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения составлялись в отсутствие понятых, но с применением видеозаписи.

Решениями мирового судьи участка № 53 Смоленска, Промышленного районного суда и постановлением замглавы Смоленского областного суда автолюбителя признали виновным в вождении в пьяном виде. Он был оштрафован на 30 тысяч рублей и лишен прав на управление транспортным средством на полтора года.

Вместе с тем, указал водитель, представленная в качестве доказательства видеозапись является неполной. Фактически она отражает лишь информацию о подписании задержанным протоколов и акта, но при этом не содержит процедуры освидетельствования водителя. Отбор пробы выдыхаемого воздуха и его результаты на видеозаписи также не зафиксированы.

При этом мировой судья установил факт отсутствия на записи части процедур, но посчитал это обстоятельство несущественным нарушением процедуры освидетельствования.

Решение ВС

Верховный суд РФ с мнениями коллеги из нижестоящих инстанций не согласился и отменил все их решения, а дело об административном правонарушении прекратил.

Суд отметил, что для привлечения водителя к ответственности мало самого факта совершения правонарушения, сотрудники ГИБДД обязаны соблюсти все необходимые формальности установленных процедур.

В деле же смоленского автолюбителя они были не просто не соблюдены, а грубо нарушены, констатировал суд. Сотрудники полиции не стали записывать ключевые этапы освидетельствования водителя. Более того, очевидно, что автоинспекторы предоставили в суд не полную видеозапись, поскольку на ней отсутствовал ряд кадров с момента записи остановки транспортного средства.

«Изложенное свидетельствует о том, что должностным лицом ГИБДД не соблюден предусмотренный КоАП и правилами порядок проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и установления факта нахождения лица, которое управляет транспортным средством, в состоянии опьянения», — указал судья.

При этом защитник водителя последовательно указывал на это обстоятельство и просил обязать ГИБДД предоставить полную видеозапись, но этого сделано не было.

При таких обстоятельствах акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения является недопустимым доказательством по делу, как полученный с нарушением требований закона, констатировал суд.

Следовательно, нет и доказательств того, что водитель сел за руль нетрезвым, поэтому привлекать его к ответственности не за что, отметил судья Меркулов.

Неправильные доказательства

ВС напоминает, что при нарушении порядка привлечения водителей к ответственности, все ошибки трактуются судами в пользу автолюбителей.

«Обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности», – говорится в решении.

Статья 26.2 КоАП относит к доказательствами по делу любые фактические данные, которые могут помочь установить наличие или отсутствие события правонарушения, а также виновность в нем привлекаемого к ответственности водителя.

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями автовладельца, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств и вещественными доказательствами.

«Не допускается использование доказательств, если указанные доказательства получены с нарушением закона. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. А все неустранимые сомнения в виновности гражданина толкуются в его пользу», — отмечает Меркулов.

Он напоминает, что в случае подозрения в вождении в нетрезвом виде сотрудники ГИБДД должны провести освидетельствование, зафиксировать его результаты и отправить водителя на медосвидетельствование. Все эти действия должны проводиться в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

«Установленное законом требование о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении с участием понятых или с применением видеозаписи является одной из гарантий обеспечения прав лица, привлекаемого к административной ответственности, с целью исключения любых сомнений относительно полноты и правильности фиксирования в соответствующем протоколе или акте содержания и результатов проводимого процессуального действия», — отмечает ВС РФ.

Ссылка на основную публикацию