Можно ли лечить ребенка без согласия родителей?

Ответственность за лечение ребенка

Могу ли я передать кому- либо ответственность за лечение моегонесовершеннолетнего ребенка? Мои родители препятствуют лечению сына нетрадиционными методами. Хочу передать ответственность за здоровье, а соответственно и за лечение им.

Гарантированный ответ в течение часа

В консультации принимали участие

Согласно ст. 63, 64 Семейного кодекса РФ защита прав и интересов детей возлагается на их родителей.

Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий.

Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей, заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии.

Родители имеют преимущественное право на обучение и воспитание своих детей перед всеми другими лицами. Т. е. никто из родственников ребенка не может претендовать на то, чтобы заменить родителей ребенка в какой бы то ни было ситуации.

Согласно ст. 65 СК РФ при осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей.

Применение вами для лечения ребенка методов нетрадиционной медицины может рассматриваться как угроза жизни и здоровью ребенка и послужить основанием как к отобранию ребенка (ст. 77 СК РФ), так и к ограничению или лишению вас родительских прав (ст. ст. 71, 73 СК РФ).

Согласно ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323- ФЗ (ред. от 03.07.2016) “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” (с изм. и доп., вступ. в силу с 03.10.2016) если вашему ребенку не исполнилось 15 лет, то вы, как родитель, обязаны принимать решение об оказании ему медицинской помощи в соответствии со стандартами оказания медицинской помощи, установленными в нашей стране законом, давать информированное согласие на проведение лечения, медицинских процедур, оперативного вмешательства.

До тех пор, пока методы нетрадиционной медицины не включены в такие стандарты, их применение в ущерб интересам ребенка (в том числе при предполагаемом ущербе) может свидетельствовать о ненадлежащем выполнении вами родительских обязанностей.

При отказе от медицинской помощи в определенных случаях (при угрозе жизни ребенка) медицинская организация имеет право обратиться в суд для защиты интересов ребенка. В экстренных случаях допускается медицинская помощь без согласия родителей.

Таким образом, вы не можете передать свои обязанности и права родителя никому, кроме как иному законному представителю ребенка и только в случае лишения или ограничения вас в родительских правах.

Назначение опекуна (т. е. отличного от родителя законного представителя) без лишения родительских прав в добровольном порядке допускается только в одном случае. В силу п. 1. ст. 13 Федерального закона от 24.04.2008 N 48- ФЗ (ред. от 28.11.2015) “Об опеке и попечительстве” родители могут подать в орган опеки и попечительства совместное заявление о назначении их ребенку опекуна или попечителя на период, когда по уважительным причинам они не смогут исполнять свои родительские обязанности, с указанием конкретного лица. Уважительными причинами могут быть, например, отъезд родителей в длительную командировку в местность, которая противопоказана ребенку по состоянию здоровья, длительная болезнь родителя, создающая угрозу заражения ребенка и т. п.

В акте органа опеки и попечительства о назначении опекуна или попечителя по заявлению родителей должен быть указан срок действия полномочий опекуна или попечителя.

Оказание медицинской помощи несовершеннолетним

Очень часто в детской поликлинике можно видеть детей и подростков, пришедших на прием к врачам без сопровождения папы или мамы. Нынешнее поколение, считает, что оно очень самостоятельное и не нуждается в опеке старших. Но наверняка не многие родители знают, что, отправляя несовершеннолетнего подростка одного на прием к врачу, или с кем-либо из взрослых, порой даже не являющихся родственниками, они тем самым нарушают действующее законодательство Российской Федерации.

В таких ситуациях врачи имеют полное право отказать вашему ребенку в приеме, так как он не сопровождается родителями, а если и сопровождается взрослыми, не являющимися законными представителями ребенка, то у них нет на это письменного согласия.

Наверняка многие возразят: мои дети всегда ходили сами, или их сопровождала бабушка, и все было нормально. Действительно, до недавнего времени на прием в поликлинику можно было привести ребенка любому члену семьи, или даже няне. Но с ноября 2011 года правила изменились. Теперь, согласно Федеральному закону от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», любые родственники ребенка на прием к врачу должны идти только со специальным согласием, от родителей или законных представителей, составленным письменно, причем заверять у нотариуса документ не обязательно.

Необходимым является также согласие на проведение целого перечня процедур и манипуляций (согласие на медицинское вмешательство). Подписывать его должны только официальные представители детей (родители, опекуны, усыновители или попечители) в присутствии сотрудника медицинского учреждения. Если такой документ отсутствует, то в проведении УЗИ, электрокардиограммы или прививки врач имеет полное право отказать. Как правило, такое согласие родители оформляют на приёме у участкового врача-педиатра, при этом в согласии законный представитель ребенка может указать фамилию, имя, отчество и контактный телефон тех людей (бабушка, брат, няня и т.д.), которым он доверяет передавать информацию о состоянии здоровья ребенка. Согласие на предоставление информации, составляющей врачебную тайну, может быть оформлено и в виде отдельного документа (в случае, если круг людей, которому родители доверяют, расширился или изменился).

Что касается самостоятельного посещения врача подростком, то доктор обязан принять ребенка без сопровождения папы или мамы и без наличия доверенности (согласия) от них только в том случае, если ребенку уже исполнилось 15 лет. Несовершеннолетние старше 15 лет вправе самостоятельно оформлять согласие на медицинское вмешательство.

В случае если на приёме у доктора находится несовершеннолетний в возрасте до 15 лет без сопровождения взрослого и возникает необходимость назначения лечения, проведения каких-либо манипуляций, то без присутствия законного представителя врач этого сделать не сможет.

Всё вышеуказанное не относится к оказанию экстренной помощи при неотложных состояниях.

  • Родственники несовершеннолетних, не являющиеся родителями, опекунами или попечителями (бабушки, дедушки, братья, сестры, няни и т.д.) вправе знакомиться с медицинской документацией несовершеннолетнего, а также получать информацию о состоянии его здоровья исключительно с согласия законного представителя, оформленного надлежащим образом (п.4 ч.4 ст.13, п.4 ст.22 Федерального закона № 323-ФЗ).
  • Родственники несовершеннолетних, не являющиеся родителями, опекунами или попечителями (бабушки, дедушки, братья, сестры и т.д.) вправе знакомиться с медицинской документацией несовершеннолетнего, а также получать информацию, составляющую врачебную тайну (о состоянии здоровья и диагнозе несовершеннолетнего, о результатах обследования, наличии заболевания и прогнозе, методах лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях, результатах проведенного лечения и т.д.) исключительно с согласия законного представителя, оформленного надлежащим образом (п.4 ч.4 ст.13, п.4 ст.22 Федерального закона № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации).
  • Информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него дает один из родителей или иной законный представитель несовершеннолетнего (ч.2 ст.20 Федерального закона № 323-ФЗ).
  • Несовершеннолетние в возрасте старше пятнадцати лет или больные наркоманией несовершеннолетние в возрасте старше шестнадцати лет имеют право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него в соответствии с Федеральным законом № 323-ФЗ.
  • Медицинские вмешательства несовершеннолетним без согласия родителей (законных представителей) допускаются только по экстренным показаниям, для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю (ст.20 Федерального закона № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»).
  • Законными представителями несовершеннолетних, не достигших 14-ти лет (малолетних), являются родители, усыновители, опекуны (ст. 28 ГК РФ, ст. 64 СК РФ).
  • Законными представителями несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет являются родители, усыновители, попечители (ст. 26 ГК РФ, ст. 64 СК РФ).
  • В детской поликлинике не допускается оказание медицинской помощи (опрос, осмотр, медицинские манипуляции, исследования, лечебные процедуры и т.д.) несовершеннолетним детям без присутствия родителей или законных представителей, поскольку:
    • Забота о детях – обязанность родителей (ст.38 Конституции РФ)
    • Ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которые осуществляют родители или законные представители (ст. 56 Семейного кодекса РФ).
    • Неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями (законными представителями) обязанностей, в том числе по защите прав и интересов несовершеннолетних, влечет предупреждение или наложение административного штрафа (ст. 5.35 КоАП РФ).

Можно ли лечить детей без согласия родителей?

Когда с ребенком случается беда и необходимо срочное хирургическое вмешательство, ситуация дополнительно усложняется законодательным коллапсом. Врачи не могут приступить к операции без письменного согласия родителей ребенка. А на получение такого согласия может уйти много времени, которое в такие мгновения на вес золота. Депутаты решили разобраться в этом вопросе, но мнения общественности по этому поводу разошлись.

Читайте также:  Увеличится ли пенсия по достижении 70 лет по закону?


undefined

Врачам могут позволить лечить детей без согласия родителей

Российским медикам могут разрешить проводить операции несовершеннолетним без согласия их родителей. Депутаты ЗС Санкт-Петербурга внесли законопроект об этом в Госдуму. Парламентарии объясняют, что сейчас в случае отказа родителей или других законных представителей детей до 15 лет от медицинского вмешательства медучреждение может обратиться в суд, чтобы защитить интересы несовершеннолетнего. Но на практике это довольно затруднительно, так как требует много времени.

Депутаты хотят внести изменения в законодательство с целью ограничения прав родителей на отказ от медицинского вмешательства тогда, когда оно действительно необходимо по экстренным показаниям. При возникновении споров между медицинским учреждением и родителями законодатели предлагают всю ответственность за решение возложить на лечащего врача или консилиум врачей.

Доводы “За”

Многие эксперты в медицинской сфере уверены, что такой закон позволит спасти много жизней маленьких граждан России. Известно множество случаев, когда дети погибали, так как их родители не разрешали врачам проводить оперативное вмешательство либо другие манипуляции, к примеру, из-за религиозных убеждений.

Так, в Москве в 2010 году в клинику после аварии попал 10-летний ребенок с тяжелейшими травмами. Ему требовалось срочное переливание крови, но мать мальчика не дала разрешение на эту процедуру по религиозным убеждениям (она относилась к Свидетелям Иеговым). Работники медучреждения обратились за разрешением в суд, который удовлетворил исковое требование и разрешил провести указанную процедуру. Однако к этому моменту ребенок скончался.

Годом ранее подобный случай произошел в Санкт-Петербурге. Тогда тоже скончался новорожденный младенец, поскольку его мать запретила переливать ему кровь. Депутаты со своей стороны приводят в пример Семейный кодекс РФ, в котором четко написано, что “родительские права не должны противоречить интересам детей”. Также в кодексе содержится положение об ограничении законодательством прав граждан членов семьи, если это необходимо для защиты здоровья и жизни других членов семьи.

“Данным законопроектом предлагается ограничить права родителей и других законных опекунов на отказ от вмешательства медиков в случаях, когда оно необходимо по экстренным показаниям и может устранить угрозу жизни человека, либо отсутствует другой вид медицинского вмешательства, который позволяет устранить угрозу жизни человека”, — сказано в пояснительной записке к этому законопроекту.

Решение о необходимости медицинского вмешательства будет приниматься консилиумом врачей либо непосредственно лечащим врачом. При этом решение будет вноситься в медицинскую книжку пациента. Хирург Владимир Хорышев убежден, что подобные изменения в законодательстве крайне необходимы. Даже при той двойной ответственности, которая ложится на врача. “Когда операция сверхсрочная, допустим, разрыв селезенки у ребенка или внутреннее кровотечение. В таких случаях для спасения жизни нет времени на получение различных разрешений. Бывают такие ситуации, когда приходится убеждать родителей в необходимости операции, но они по разным причинам отказываются от этого. Теряются драгоценные минуты и, увы, зачастую теряется жизнь человека. Любое действие имеет и положительные стороны, и отрицательные. Ведь на хирурга возложена колоссальная моральная и юридическая ответственность. Он взял ребенка, который истекает кровью, а тот умер у него на столе. И тогда начинаются разговоры, мол, хирург зарезал”, — пояснил доктор Хорышев.

Закон позволит исключить случаи смерти детей, чьи родители не дают согласия, считает Борис Альтшулер, руководитель фонда “Право ребенка”. “Этот закон принимается ради небольшого количества случаев. Проблема возникает тогда, когда родители начинают возражать. При их отсутствии ребенку делают как любому взрослому, все, что нужно для спасения. Нет никаких проблем. Если родители не писали возражения, тогда это делается, как со всеми. Затем, задним числом, они могут говорить все, что угодно, только это уже не считается. Врачи уже не виноваты, поскольку не было возражения”, — пояснил Альтшулер. Что касается религиозных фанатиков, то вообще непонятно, зачем они доставляют своих детей в больницы, если не дают докторам оказывать им медицинскую помощь? Именно на такие случаи рассчитана новая норма, считает хирург одной московской больницы.

Доводы “Против”

Законопроект наделал много шума и разделил людей на два противоборствующих лагеря. Некоторые родители видят в этом законе теорию заговора. “Руки прочь от детей! Устраивают какой-то фашизм: то отбирают детей у матерей, то лечить их собираются неизвестно от чего. Сколько это будет продолжаться? Этот закон лоббируют торговцы детскими органами и фармацевтические компании. Теперь у наших детей будет законнее и проще отрезать что-нибудь ненужное.

Закон просто повышает контроль государства над семьей” — такими комментариями полон Интернет. Так, депутат ЗС Иркутской области, главный акушер Областного перинатального центра Наталья Протопопова не считает целесообразным принятие такого закона. Она рассказала, что при возникновении сложного медицинского случая с ребенком незамедлительно собирается консилиум, и обсуждение деталей требуемого объема вмешательства занимает примерно 5 минут. Когда решение принято, составляется заключение консилиума, в котором указываются диагноз, необходимость переливания крови либо изменение объема операции и обоснование такой необходимости.

Для принятия подобного закона нужна уверенность в существовании такой проблемы, которую нужно решать на территории всей России, но подобные случаи — это скорее исключение из правил, чем закономерность. “Я не вижу особой целесообразности принятия данного закона. Если возникает ситуация, угрожающая жизни ребенка, нормальные родители никогда не станут противодействовать оказанию ему экстренной медицинской помощи. Бывают, конечно, и “социально неблагополучные” родители, которым все равно. Но в этом случае мы собираем консилиум и принимаем необходимое решение. Никто нас не ограничивает в оказании требуемой помощи. Есть, конечно, религиозные люди, для которых переливание крови — смерти подобно, но мы имеем такое количество препаратов и кровезаменителей, которые позволяют нам не допустить кровопотери в таких случаях. Но иногда невозможно избежать переливания настоящей крови. В этом случае мы можем или стоять и смотреть, как погибает человек, или тем же консилиумом принимать определенное решение и брать ответственность на себя”, — заключила Наталья Протопопова.

Между тем, противоречия, которые присутствуют, смогли бы сгладить общественные слушания нового законопроекта. Теоретически возможно предположить такую ситуацию, когда, к примеру, ювенальщики смогут отобрать у родителей ребенка, поскольку те отказались от конкретного вида лечения. А, учитывая своеобразность некоторых врачей, их легко могут “подключить” в этот процесс. Но, экстренное медицинское вмешательство в тех случаях, когда на кону стоит жизнь человека, не должно быть остановлено предрассудками сектантов.

Читайте самое интересное в рубрике “Общество”

ЗдоровьеПрививки и операции: Могут ли дети лечиться
втайне от родителей

Кто должен отвечать за здоровье несовершеннолетних

В США подростки, родители которых отказывались их вакцинировать, всё чаще обращаются за прививками, хотя не во всех штатах есть такая возможность — обычно согласие родителей или опекунов требуется до восемнадцати лет. Права несовершеннолетних пациентов — сложная тема, особенно в контексте трансгендерного перехода или калечащих операций, которым подвергают интерсекс-людей в младенческом возрасте. Разбираемся, с какого возраста ребёнок в России может самостоятельно принять решение о вакцинации, может ли мама присутствовать на визите дочери к врачу-гинекологу и как решаются вопросы прав несовершеннолетних пациентов в разных странах.

В чём сложность

Принятие решений за ребёнка — не такой простой с точки зрения этики аспект, как может показаться. Большинство согласится, что устранить немедленную опасность, остановить кровотечение, ввести лекарство, когда это показано, — необходимость, даже если ребёнок против (а он может быть против просто потому, что уколы болезненные, а антисептики щиплют царапины). Отказ лечить ребёнка, нуждающегося в терапии, тоже можно оценить вполне однозначно — вот очередная новость об осуждённой матери, ребёнок которой погиб от ВИЧ-инфекции. Но между этими крайностями — множество ситуаций, в которых родители, не нарушая закон, могут нанести вред ребёнку. Это в том числе отказ от вакцинации, настояние на ненужных, по сути, операциях у интерсекс-детей, обрезание, споры об этичности которого не утихают, или случаи, когда родители настаивают на продолжении лечения, уже не приносящего пользу.

Канадские эксперты по биоэтике объясняют, что конфликты в принятии решений могут возникать, когда мнения и ценности родителей противоречат рекомендациям медработников. Предлагается идти навстречу родителям, но только тогда, когда их решение не нанесёт вреда ребёнку. Рекомендуется разъяснять медицинские факты, прогноз, пользу и риски лечения, а если несогласие продолжается — предлагать получить второе мнение. Если врачи уверены, что решения родителей явно противоречат наилучшим интересам ребёнка или подростка, то рекомендуется привлечь к решению вопроса этический комитет или консультанта. Следующий уровень — органы, занимающиеся защитой детей, и правовая система.

Читайте также:  Кто организовывает похороны умершего гражданина РФ?

Ещё в 1982 году в одном из исследований выяснилось, что принятие медицинских решений подростками четырнадцати лет и взрослыми не отличалось, и даже девятилетние дети, хотя до них было сложнее донести информацию, были способны решать вопросы, касающиеся своего лечения. Участие в обсуждениях и возможность выбора важны для ребёнка — они помогают ощутить себя личностью, которую уважают другие. В упомянутой выше канадской публикации рекомендуется давать такую возможность даже детям младшего школьного возраста, в разумных пределах — например, ребёнок может сам выбрать, в какое плечо (правое или левое) ему сделают укол, хотя отказаться от укола не сможет.

Необходимое условие любого медицинского вмешательства — получение предварительного добровольного информированного согласия. Это согласие даёт либо сам гражданин, либо его законный представитель — последнее относится к детям и к тем, кто признан недееспособным. Законные представители детей — чаще всего их родители. Возраст согласия часто приравнивается к возрасту совершеннолетия или приближается к нему — в разных регионах Канады это 16, 18 или 19 лет, в Австралии — 16, но иногда согласие может дать пациент младше этого возраста (если, по мнению двух врачей, ребёнок способен понять характер, последствия и риски лечения, а само лечение отвечает наилучшим интересам пациента).

В Израиле возраст согласия составляет 18 лет, за некоторыми важными исключениями — например, согласие на аборт может дать пациентка любого возраста и информирование родителей или их согласие не требуются. В Великобритании самостоятельно медицинские решения могут принимать люди в возрасте 16 лет и старше. В странах Европейского союза возраст согласия может составлять от 14 лет (в Латвии) до 18 (в десяти странах). Во Франции хотя до 18 лет решение принимают законные представители ребёнка, они обязаны учитывать его мнение. В Австрии, Бельгии, Чехии, Эстонии, Германии, Люксембурге и Швеции возраст согласия на медицинские вмешательства не зафиксирован — и в каждом случае решение принимается индивидуально, в зависимости от способности ребёнка участвовать в процессе.

Некоторые медицинские вмешательства допускаются и без согласия пациента (или его законного представителя). В России это, например, оказание помощи при наличии угрозы жизни: если нужны экстренные меры, чтобы спасти жизнь человека, а он не может дать согласие (например, находится без сознания), то врачи будут спасать его. Ещё информированное согласие не требуется в отношении людей с заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, лиц с тяжёлыми психическими расстройствами, людей, совершивших преступления, а также при проведении судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы. Согласно новому законопроекту, согласие не будет требоваться и для оказания паллиативной помощи.

Возраст согласия в России

Права пациентов в России регулируются Федеральным законом от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и Гражданским кодексом РФ. В соответствии с пунктом 2 статьи 54 («Права несовершеннолетних в сфере охраны здоровья») Федерального закона, «несовершеннолетние в возрасте старше пятнадцати лет или больные наркоманией несовершеннолетние в возрасте старше шестнадцати лет имеют право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него». Арина Покровская, юрист, психоаналитик, руководитель Центра психологии и права «Покров», автор книги «Медицинское право для детей и родителей», поясняет, что в понятие «старше» включается и день наступления этого возраста, то есть речь идёт о людях, достигших пятнадцати (или соответственно шестнадцати) лет. Получается, что самостоятельное решение о, например, вакцинации ребёнок может принять, начиная с пятнадцати лет.

Право на медицинскую тайну в России тоже возникает с пятнадцати лет — правда, защита персональных данных шире вопроса о врачебной тайне и регулируется иным специальным законодательством. Бывает, что родитель настаивает на своём присутствии во время визита ребёнка к врачу — а ребёнок уже достиг возраста согласия. Для пациента или пациентки это может быть очень некомфортно, особенно если речь о деликатной ситуации, например гинекологическом осмотре. По словам Арины Покровской, в таком случае врач должен в доступной форме разъяснить несовершеннолетней пациентке её право на конфиденциальность и предложить маме побыть за дверью. Но если пациентка однозначно согласна на присутствие мамы (или другого родственника) и это не помешает медицинским задачам, то врач вправе провести визит и при них.

Что касается трансгендерного перехода и корректирующих операций — в России, чтобы получить направление на медицинскую комиссию, которая даст заключение о такой возможности, нужно какое-то время (от двух месяцев до двух лет) наблюдаться у психиатра. Формально пациент с пятнадцати лет вправе обратиться к психиатру для начала подобного наблюдения.

Социалка | В каком возрасте возможна госпитализация ребенка без родителей?

Оксана Викторовна Чижова

Заместитель министра здравоохранения Пензенской области

Светлана Кузнецова | 29.07.2014 10:43

С какого возраста медицинское работники имеют право положить в больницу ребенка одного, без согласия родителей? Действует ли Федеральный закон от 22 июля 1993 г. N 5487-1 «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан»? Ст. 22 (раздел 4) гласит: «Одному из родителей или иному члену семьи по усмотрению родителей предоставляется право в интересах лечения ребенка находиться вместе с ним в больничном учреждении в течение всего времени его пребывания независимо от возраста ребенка. Лицу, находящемуся вместе с ребенком в больничном учреждении государственной или муниципальной системы здравоохранения, выдается листок нетрудоспособности».

Ответ: Уважаемая Светлана, согласно статье 20 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство.Такое согласие дает один из родителей или иной законный представитель в отношении человека: а) не достигшего 15 лет; б) признанного в установленном законом порядке недееспособным, если он по своему состоянию не способен дать согласие на медицинское вмешательство; в) несовершеннолетнего, больного наркоманией, при оказании ему наркологической помощи; г) при медицинском освидетельствовании несовершеннолетнего в целях установления состояния наркотического либо иного токсического опьянения (за исключением установленных законодательством Российской Федерации случаев приобретения несовершеннолетними полной дееспособности до достижения ими 18-летнего возраста).Согласно статье 50 выше названного Федерального закона одному из родителей, иному члену семьи или иному законному представителю дается право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медпомощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка.

При совместном нахождении в медорганизации в стационарных условиях с ребенком до достижения им возраста четырех лет, а с ребенком старше данного возраста – при наличии медицинских показаний плата за создание условий пребывания в стационарных условиях, в том числе за предоставление спального места и питания, с указанных лиц не взимается.

В соответствии с Порядком выдачи листков нетрудоспособности, утвержденным приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29.06.2011 № 624н «Об утверждении Порядка выдачи листков нетрудоспособности», листок нетрудоспособности выдается по уходу за больным членом семьи:- ребенком в возрасте до 7 лет при амбулаторном лечении или совместном пребывании одного из членов семьи (опекуна, попечителя, иного родственника) с ребенком в стационарном лечебно-профилактическом учреждении – на весь период острого заболевания или обострения хронического заболевания;- ребенком в возрасте от 7 до 15 лет при амбулаторном лечении или совместном пребывании одного из членов семьи (опекуна, попечителя, иного родственника) с ребенком в стационарном лечебно-профилактическом учреждении – на срок до 15 дней по каждому случаю заболевания, если по заключению врачебной комиссии не требуется большего срока;- ребенком-инвалидом в возрасте до 15 лет при амбулаторном лечении или совместном пребывании одного из членов семьи (опекуна, попечителя, иного родственника) с ребенком в стационарном лечебно-профилактическом учреждении – на весь период острого заболевания или обострения хронического заболевания;детьми в возрасте до 15 лет, инфицированными вирусом иммунодефицита человека, – на весь период совместного пребывания с ребенком в стационарном лечебно-профилактическом учреждении;- детьми в возрасте до 15 лет при их болезни, связанной с поствакцинальным осложнением, злокачественными новообразованиями, включая злокачественные новообразования лимфоидной, кроветворной и родственной им тканей, – на весь период амбулаторного лечения или совместного пребывания одного из членов семьи (опекуна, попечителя, иного родственника) с ребенком в стационарном лечебно-профилактическом учреждении;- детьми в возрасте до 15 лет, проживающими в зоне отселения и зоне проживания с правом на отселение, эвакуированными и переселенными из зон отчуждения, отселения, проживания с правом на отселение, включая тех, которые на день эвакуации находились в состоянии внутриутробного развития, а также за детьми первого и последующих поколений граждан, родившимися после радиоактивного облучения одного из родителей, – на все время болезни;- детьми в возрасте до 15 лет, страдающими заболеваниями вследствие радиационного воздействия на родителей, – на все время болезни;- детьми старше 15 лет при амбулаторном лечении – на срок до 3 дней, по решению врачебной комиссии – до 7 дней по каждому случаю заболевания.

Читайте также:  Как платить кредит, если банк лишили лицензии?

Светлана Юрьевна
АГАПИТОВА

Нужна помощь

Здравствуйте! Меня зовут Мадина Керимова, мне 14 лет. [Подробнее]

Если у вас забрали ребенка…

Каждый спорный случай изъятия детей из семьи проверит специальная Рабочая группа при Уполномоченном по правам ребенка, в которую вошли как сотрудники органов власти, так и члены общественных организаций. [Подробнее]

Календарь новостей

ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

Можно ли заставить родителей лечить больных детей?

Что важнее: право ребенка на жизнь или право родителей на выбор метода лечения своих детей? Является ли отказ лечить ребенка умышленным преступлением против его жизни и здоровья? Как поступать врачам, если родители не хотят помочь малышу, оказавшемуся на грани жизни и смерти? Какие меры воздействия к ним можно применить? Ответы на эти вопросы искали в приемной Уполномоченного по правам ребенка представители Комитетов по здравоохранению и социальной политике, Прокуратуры, врачи и сотрудники органов опеки. Поводом для рабочей встречи стало обращение к Уполномоченному сотрудников Центра СПИД.

Имя и фамилия ребенка, о котором шла речь на совещании, не оглашалась: эта информация осталась под покровом тайны усыновления и медицинской тайны, которую обязаны соблюдать врачи. Было озвучено лишь, что это – девочка. Назовем её Кристиной Соловьевой.*

Кристина родилась с диагнозом «ВИЧ». Мать от неё отказалась, и малышка попала в дом ребенка. Когда Соловьевы забирали Кристину в свою семью, их известили, что девочка нуждается в особом внимании и должна оставаться всю жизнь под наблюдением врача. Заболевание малышки супругов не пугало: они воспитывали несколько приемных детей с разными диагнозами. За семьей Соловьевых сотрудники органа опеки наблюдали много лет, и никаких претензий к ним никогда не возникало. Проблема «всплыла» только недавно, когда в опеку обратились сотрудники Центра СПИД.

Соловьевы окружали своих детей любовью и вниманием, заботились об их здоровье. Правда, лечить традиционными методами своих детей они отказывались, считая, что от современных лекарств больше вреда, чем пользы. Исключения не делали даже для Кристины. Но ведь ВИЧ – это не простуда, которая, с лекарствами или без, сама проходит через несколько дней. Если не назначить своевременно адекватное лечение, человек может погибнуть от СПИДа – запущенной стадии ВИЧ. Единственный эффективный и признанный во всем мире метод лечения этого заболевания – высокоактивная антиретровирусная терапия, которую нужно проводить в течение всей жизни пациента.

Когда Кристина «уходила» в семью, лечение ей не требовалось: показатели иммунного статуса и вирусной нагрузки были в норме. Два года назад результаты анализов стали ухудшаться, и врачи Центра СПИД заговорили о необходимости назначения курса антиретровирусной терапии. Соловьевы отказывались от лечения, боясь последствия и осложнений. «Кристина прекрасно выглядит и ничем не болеет», – объясняли они специалистам свою позицию.

Весной этого года ситуация стала критической, и врачи забили тревогу: «При этом заболевании дети могут долгое время хорошо выглядеть, но потом «сгореть» за несколько дней. Нужно приступить к лечению немедленно, иначе мы потеряем ребенка», – предупредили они родителей Кристины. При этом врачи Центра не настаивали, чтобы Кристина проходила лечение именно у них: родители имеют законное право выбирать место и метод лечения своего ребенка.

После этого Соловьевы напрочь отказывались идти на контакт с врачами Центра. Они нашли клинику в Германии, где лечат ВИЧ нетоксичными методами, и повезли Кристину туда. О том, что девочка прошла альтернативное лечение, специалисты Центра СПИД узнали после запроса в орган опеки. Изучив представленную Соловьевыми выписку из медкарты, врачи пришли к выводу, что все лечение Кристины у германского доктора сводилось к приему БАДов, а контрольные анализы так и не были проведены. Это означало, что жизнь девочки по-прежнему находилась в опасности.

«Мы сделали уже все, что могли: работали с родителями, просили о помощи орган опеки и прокуратуру. Наше обращение к Уполномоченному – это просто сигнал SOS, – рассказала завотделом медицинской и социальной психологии Центра «СПИД» Ольга Кольцова. – С марта мы не имели возможности обследовать девочку. Состояние её здоровья в настоящее время не известно, мы даже не уверены, что она жива, поскольку весной показатели крови были очень плохими. Понимая, что ребенок гибнет, не можем пустить ситуацию на самотек, но как спасти его мы не знаем».

«В данной ситуации Центр СПИД имеет полное право подавать на родителей в суд», – высказала своё мнение начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних городской Прокуратуры Ольга Качанова.

С ней согласилась начальник отдела по организации медицинской помощи матерям и детям Комитета по здравоохранению Светлана Рычкова: «Когда родители пишут отказ от переливания крови умирающему ребенку, врачи обращаются в суд и в срочном порядке получают разрешение на эту медицинскую процедуру без согласия родителей. Здесь нужно действовать также: подавать в суд, доказывать, что жизнь девочки находится в опасности, ограничивать в правах родителей и принудительно госпитализировать. Нужно принимать решение. Время уговоров закончилось, пора действовать!».

Ситуации, когда родители сознательно лишают своих детей медицинской помощи, происходят регулярно. Кроме того, дети старше 15 лет, имеют право сами решать вопросы своего здоровья, и, бывает, тоже отказываются от лечения. Обычно в подобных случаях специалисты Центра СПИД проводят консультации, убеждают и уговаривают пациентов, подключают врачей районных поликлиник, органы опеки, социальную защиту. Но положительный результат есть не всегда.

В Петербурге ежегодно 6-7 женщин отказываются проходить химиопрофилактику в период беременности и родов. В результате рождаются ВИЧ-инфицированные дети. В настоящее время по одному из таких дел Центр СПИД готовит заявление в суд о признании матери, отказавшейся от профилактики, виновной в умышленном причинении вреда здоровью ребенка.

«Возможно, надо внести изменения в законодательство и обязать родителей, чьи дети страдают социально значимыми заболеваниями, регулярно проводить обследования ребенка?» – высказала предложение Светлана Агапитова. Оно вызвало поддержку экспертов. Но между тем все признали, что изменения в законы – путь тернистый и долгий, а Кристина столько ждать не может. Если Соловьевы не хотят обследовать и лечить дочку, то сделать это можно только по решению суда. Юристы Центра будут готовиться к процессу. Теперь маме и папе Кристины грозит обвинение в недобросовестном выполнении своих обязанностей, оставлении ребенка в опасности, ограничение родительских прав, и, возможно, даже разусыновление.

«Конечно, не хотелось бы доводить до крайности, – отметила Уполномоченный по правам ребенка. – Возможно, родителей все же удастся убедить». Специалист органа опеки, у которой сохранились хорошие отношения с семьей, обещала еще раз поговорить с родителями Кристины и объяснить им всю серьезность ситуации.

В ходе обсуждения специалисты выработали алгоритм действий, если ситуация, как в случае с семьей Соловьевых, будет повторяться Теперь врачи Центра СПИД в случае отказа родителей от лечения будут безотлагательно сообщать об этом в районные поликлиники и органы опеки. Если субъектам профилактики не удастся найти общий язык с родителями, то, не тратя драгоценное время, Центр будет готовить исковые заявления о принудительном обследовании.

После рабочего совещания специалист органа опеки поговорила с родителями Кристины. Те заверили, что дочка жива-здорова и прекрасно себя чувствует. Отец девочки обещал предоставить все необходимые справки, чтобы убедить в этом врачей.

Но специалисты Центра СПИД не спешат отказываться от своих планов выходить в суд. Во-первых, обещать – не значит выполнить. А, во-вторых, даже если произошло чудо, и анализы Кристины сейчас соответствуют норме, ей требуется постоянное наблюдение врачей. Соловьевы могут в любой момент снова исчезнуть, и что тогда? Юристы Центра постараются через суд обязать родителей Кристины регулярно предоставлять результаты обследований ребенка, а Уполномоченный имеет намерения помочь им в этом, потому что нет ничего дороже жизни и здоровья ребенка.

Ссылка на основную публикацию